lb

Вываживание судака

Ловля судака Судак в определителе

     Бытует мнение, что судак - слабый боец, и потому успех его вываживания - это даже не дело техники, а нечто само собой разумеющееся. Будь я с этим мнением целиком и полностью согласен, то в той главе, что сейчас перед вами, не было бы никакой необходимости. Судак, конечно же, не лосось и даже не щука. Оказавшись на крючке, он редко демонстрирует бешеную прыть, способную сокрушить недостаточно мощную снасть. Однако особенности ловли судака таковы, что несмотря на ограниченный арсенал защитных действий судаку чаще, чем нам хотелось бы, удается решить исход борьбы в свою пользу.

     Анализируя свой опыт ловли судака, я нередко ловлю себя на том, что мне приходится мыслить в сослагательном наклонении: если бы была попрочнее леска, не оказался бы перетянут фрикцион или судак вел бы себя менее строптиво. Очевидно, что каждый случай неудачного вываживания (не только судака, но и любой другой рыбы) по-своему уникален, но причин этих неудач не так много - их можно свести к пяти группам, а именно:

- несоответствие снасти условиям ловли и величине рыбы;
- отсутствие или неполноценность подсака или багорика;
- грубые технические ошибки;
- ненадежность подсечки;
- активное сопротивление рыбы.

     Я абсолютно уверен, что добрую половину сходов и обрывов можно предотвратить, если должным образом относиться к подбору элементов снасти, а также не совершать грубых ошибок при вываживании, провоцируя рыбу на активное сопротивление.

     Для начала скажем несколько слов по поводу того, на что вообще способен оказавшийся на крючке судак, а уже потом остановимся на том, что и как надлежит делать, дабы досадные промахи при вываживании как можно реже портили нам настроение.

     Как поведет себя судак, зависит от того, на каком расстоянии и какой глубине он взял приманку, от наличия или отсутствия течения, от температуры воды, от того, ловите вы с берега или лодки.

     После удачной (для вас, конечно, а не для судака!) подсечки, судак, насколько позволяют его размеры, старается до последнего оставаться у дна. Именно там у него есть шанс уйти в коряги или другое укрытие, и при малейшей возможности судак пытается этот шанс использовать. Попробуй-ка потом “выковырнуть” его оттуда!

     Даже на относительно ровном и чистом дне судак так и норовит уткнуться носом в камень или какую-нибудь кочку. В этот момент вы ощущаете сначала что-то похожее на зацеп, а через мгновение - ослабление лески, и судак благополучно сходит.

     У самого берега, как и любая другая рыба, судак сопротивляется сильнее. А уж если рядом имеется подтопленный куст, он упрямо тянет в ту сторону. Этот порыв не всегда удается нейтрализовать.

     Выведенный на поверхность, судак ведет себя достаточно спокойно. Он не делает “свечек”, не мотает, разинув пасть, головой и не встает на хвост. Судак лишь переваливается с боку на бок да пытается развернуться хвостом к берегу. Особо резвый судак чем-то напоминает язя, кувыркаясь через голову, чего при достаточно прочной леске лучше не допускать.

     Самое правильное при вываживании судака из глубины - заставить его подняться на поверхность. Тем самым мы, во-первых, избегаем опасностей, исходящих от придонных коряг; во-вторых, из-за резкого перепада давления судака распирает изнутри, он оказывается в состоянии “грогги” и неспособен оказать достойного сопротивления. Я припоминаю случай, когда судак после вываживания с двенадцатиметровой глубины соскочил с крючка, но, оказавшись на свободе, был не в состоянии ею воспользоваться. Он неподвижно стоял на месте, и его удалось взять даже не подсаком, а руками!

     Впрочем, редкий судак послушно покидает милые его сердцу придонные слои воды. Порою создается впечатление, что на конец лески вам подвесили утюг, который еще как-то можно тащить по дну, но никак не поднять наверх.

     При ловле с лодки запас прочности спиннинга обычно таков, что подобные проблемы возникают только с крупным судаком. Судака поменьше, как бы он ни упирался, поднять наверх несложно.

     В береговой ловле, увы, приходится нести немалые потери, причем в неудобных для вываживания местах теряется почти весь средний и крупный судак. Здесь я приведу свежий - 1996 года - пример.

     В течение нескольких дней мы очень хорошо ловили судака там, куда он выходил с неизменным постоянством - на стыке течения и тихой воды. Но вот об этом кто-то прознал и незамедлительно отреагировал, поставив сеть.

     Сеть была установлена в том месте, в котором ловился судак, но не там, где он брал, а ближе к берегу - примерно в пятнадцати метрах от него - иначе бы ее снесло течение. Сеть стояла - хуже не придумаешь - строго вдоль береговой линии.

     Нам приходилось забрасывать через сеть, а подсеченного вдали судака всеми силами пытаться вывести на поверхность. Брал судак весом от килограмма до пяти, но вытащить удалось только тех из них, что весили не более двух килограммов. За пару часов восемь хороших судаков затянули при высаживании в сеть.

     Это, должно быть, существенно подсластило горькую пилюлю браконьерам, уныло взиравшим до того, как судак прекрасно ловится спортивными снастями, но при этом почти не идет в их сети!

     Этот пример отражает типичные сложности вываживания при береговой ловле. Правда, чаще проблемы возникают не из-за сетей, а из-за полузатопленных кустов и упавших с подмытого берега деревьев; это особенно актуально в начале сезона и вообще в высокую воду. Иногда ловить приходится на небольшой сравнительно чистой площадке, вокруг которой сплошные “джунгли” ивняка. Коварство такого места таится в том, что даже если перед собой вы видите свободную от кустов воду, очень может быть, что высокая вода скрывает метрах в пяти - десяти от берега прошлогоднюю поросль ивы.

     Чтобы чувствовать себя уверенней, здесь полезно иметь снасть более тяжелого, чем обычно, класса - с леской, выдерживающей 8-10 кг, мощным трехметровым удилищем и силовой катушкой. При хватке судака вдали его нужно поднять последовательными размашистыми движениями удилища в вертикальной плоскости наверх. Если непосредственно позади вас имеется возвышение берега, следует, не ослабляя лески, забраться на него - тогда судака весом до 3 кг удастся вывести на поверхность до того, как он приблизится к спасительным для него кустам.

     На Москве-реке выше Воскресенска есть интересное место, представляющее собой глубокую, вытянутую по фарватеру яму с почти отвесным переходом к прибрежной отмели. После заброса в яму приманка подходит к такой резко выраженной бровке, и леска врезается в ее вязкий край. Приходится прилагать некоторые усилия, чтобы “продрать” твистер или “поролонку” через глину.

     Это - при пустой проводке. Если же в яме берет судак (а именно там он чаще всего и ловится), после подсечки он пытается уйти под бровку, а леска врезается в бровку еще глубже. Все это в лучшем случае заканчивается сходом, в худшем - обрывом. При большом числе судачьих поклевок только двух или трех мне удалось перетянуть через бровку. Вываживание же щуки в том же самом месте почти всегда проходило без приключений: щука, как она любит делать, в обход бровки выходила наверх.

     Крупного (более 3-4 кг) судака поначалу трудно оторвать от дна. Здесь лучше не форсировать события и не прилагать сверхусилий, которые чреваты обрывом. Пусть судак подустанет на дальних подступах к береговым “джунглям” или глинистой бровке, тогда его легче будет заставить вести себя у берега так, как нужно нам, а не ему.

     Гораздо больше неприятностей бывает в тех случаях, когда судак атакует приманку непосредственно из-под коряги. Представьте: вы ловите на “крепком” дне, пусть даже на какую-либо “незацепляйку”. Вы ощущаете поклевку и через полсекунды судак оказывается под той самой корягой, откуда он бросился на приманку!

     Помню одно место, где мои попытки выловить “подкоряжного” судака завершились со счетом 4:1 в его пользу. В донной ложбине, по-видимому, лежало небольшое дерево. Его ветки, как оказалось, были “нашпигованы” судаками.

     Потерянный на первой поклевке судак меня только раззадорил. Следующую поклевку я уже ждал и был уверен, что сумею “выдернуть” клыкастого прежде, чем тот успеет юркнуть под ветку. Но не тут-то было!

     Так же невежливо обошелся со мной и третий судак. Только четвертый, который потянул не более полутора килограммов, дал мне возможность размочить счет. Зато следующий, весом, я думаю, в несколько раз больше, довершил разгром: он завел леску за упругую ветку и стал издевательски ее раскачивать, что было хорошо заметно со стороны по кончику удилища. Никакие мои ухищрения не возымели действия, и леску пришлось в очередной раз оборвать.

     Самый крупный речной судак попадается в начале его преднерестового хода, когда вода еще очень холодная. Бывает, вытаскиваешь этакого “аллигатора” в полпуда весом и не веришь ни собственным глазам, ни показаниям безмена. В студеной воде судак сопротивляется максимум вполсилы. Когда ведешь его издали, чувствуются лишь отдельные слабые толчки на фоне мертвой тяжести. Только около берега судак пытается изобразить борьбу.

     Но вот проходит неделя, вода теплеет градусов на пять, и судак преображается. Двух - трехкилограммовый уже дает вам такой бой, что с ним приходится серьезно считаться даже в том случае, если в ваших руках, как это принято весной, снасть повышенной мощности.

     Еще через неделю, когда судак большей частью берет вблизи берега под кустами, очень непросто бывает сдержать его естественный порыв в сторону этих кустов. Будет лучше, если он попытается уйти в противоположном направлении, то есть в глубину. Отдав судаку метров десять лески и погасив тем самым его начальный порыв, можно приступать к более решительным действиям в расчете на то, что после этого он уже не создаст особых проблем.

     Если судак берет только под берегом, нет смысла использовать тонкую леску. Я ставлю в таких случаях леску, выдерживающую 11-12 кг и более - это может быть и обычная леска, но лучше - плетеная. Прочная леска, помимо своего основного назначения, помогает сохранить многие из тех приманок, с которыми иначе пришлось бы расстаться: при зацепах разгибаются крючки, отламываются ветки коряг…

     В самом слове “вываживание” есть оттенок присутствия борьбы. В узком понимании вываживать рыбу означает не тащить ее, как на буксирном тросе, а, то подматывая, то стравливая леску, постепенно утомлять, добиваясь того, чтобы она полностью прекратила сопротивление. В ловле судака вываживать в этом смысле случается редко - если судак крупный, прочность снасти недостаточна, чтобы взять его “в лоб”, или же не позволяют условия ловли.

     Обычно все сводится к тому самому вытягиванию судака, как на буксире, прямой и достаточно быстрой подмоткой лески. Этот способ, при всей его простоте, содержит в себе несколько тонкостей.

     Первое, что следует раз и навсегда уяснить: никогда нельзя ослаблять леску. С момента подсечки она всегда должна быть натянута. И не важно, какую рыбу вы ловите.

     Например, когда говорят о вываживании щуки, частенько приходится слышать рекомендации ослабить леску при “свечке”. Величайшая глупость! Именно из-за ослабления лески и случается большинство сходов в этот момент.

     Вы никогда не можете до конца быть уверенным в том, что крючки достаточно прочно сидят в челюсти рыбы - ведь очень часто вам не приходится пользоваться зевником или экстрактором: едва оказавшись на берегу или в лодке, рыба отцепляется сама - после того, как леска получает слабину. Попробуйте ослабить леску чуть раньше - и вам с благодарностью вильнут на прощание хвостом!

     Одно дело, когда леска ослабевает из-за маневра рыбы. Например, голавль нередко бросается к берегу, а щука и судак - под лодку. Здесь остается только выбирать слабину, в надежде на то, что все обойдется. И совсем другое - когда такое происходит по инициативе рыболова.

     То, что слабина лески ни к чему хорошему не приводит, я понял давно. Тем не менее, и по сей день я теряю из-за нее по несколько судаков за сезон.

     Представьте: вы вдруг ощущаете тяжесть на конце лески, подсекаете и начинаете с напряжением подматывать. Вопрос: рыба это или какая-нибудь ветка? С одной стороны, это может быть судак, не подающий пока признаков жизни; с другой - если выяснится, что вы вместо рыбы усердно вываживали ботинок, оказавшиеся при этом очевидцы еще долго будут отпускать в ваш адрес свои колкости.

     Чтобы не стать объектом ехидных насмешек, вы останавливаете подмотку и смотрите на вершинку спиннинга - не будет ли она подергиваться? Да и из простого любопытства хочется пораньше узнать, рыба там или нет. Но в этот момент сопротивление на конце лески исчезает, вы вытаскиваете пустую приманку и, увы, обнаруживаете на ней явные следы “укуса” - порезы на твистере или задиры на грузике. Остается корить себя за непростительную ошибку. А ведь в этом случае была лишь остановка подмотки без слабины лески.

     Сходы в момент ослабления лески бывают в том случае, когда крючок не пробивает насквозь костистую судачью челюсть: он лишь немного входит в нее, а с прекращением натяжения лески попросту выпадает. Челюсть судака в некоторых местах настолько тверда, что ее нельзя пробить даже такой подсечкой, при которой есть риск обрыва лески. Это, однако, не значит, что если крючок попадет в одно из таких мест, не избежать пустой подсечки или схода. Например, крючок, хотя бы самую малость вошедший в твердое небо верхней челюсти, сидит там так прочно, что даже с помощью специального “хирургического” инструмента извлечь его бывает непросто.

     Другая причина сходов (также при ослаблении лески) - это слишком большое отверстие, пробитое крючком. Хотя у судака не столь тонкие губы, как у окуня, при положении крючка около угла рта или у самого края верхней челюсти образуется широкое отверстие, из которого крючок легко вываливается. Повторная подсечка способна только усугубить ситуацию.

     Еще неприятней могут быть последствия повторной подсечки при положении приманки вне судачьей пасти. Когда судак берет, к примеру, длинную колеблющуюся блесну, он часто цепляется крючками снаружи - за щеку или около глаза. В отличие от “бронированных” челюстей, сюда крючок входит легко, но держится очень ненадежно - иногда за тонкую кожицу, которая надрывается при излишне сильной потяжке. Согласитесь, когда у вас случается сход, а на крючке обнаруживается судачий глаз, ощущение не из приятных: получившему ценой увечья свободу судаку можно искренне посочувствовать.

     Самый верный способ свести к минимуму число сходов - выводить судака без резких рывков.

     Наиболее ответственный момент в вываживании наступает, когда рыба уже подведена к берегу или борту лодки и остается только извлечь ее из воды.

     Ловля с лодки в обязательном порядке требует наличия подсака или багорика. Это всем известно, как дважды два, однако именно эти предметы рыбацкой амуниции чаще всего забывают дома при сборах на рыбалку.

     Если позволяет берег и нет сомнений в прочности лески, мелкого и среднего судака берут накатом. Здесь возможны два противоположных метода действий.

     Одни рыболовы подтягивают рыбу, сначала подматывая леску, а когда ее остается метров десять, довольно быстро отходят назад и вытягивают судака уже без помощи катушки. Аргументация в пользу этого способа такова: во-первых, рыба не видит в непосредственной близости от себя человека и не шарахается от него в испуге, во-вторых, отрезок лески между удилищем и рыбой способен самортизировать ее возможный рывок.

     Главный недостаток этого способа состоит в том, что если в критический момент судак “выплюнет” приманку, потребуется несколько лишних мгновений, чтобы подскочить и не дать ему уйти. Судак достаточно часто отцепляется, уже будучи у самой кромки берега, и с этим нужно считаться.

     При глубине менее десяти сантиметров он не может сразу же развернуться и дать деру, и всегда есть шанс его схватить. Бывает, что приходится коршуном бросаться в прибрежную грязь, но выловленный из нее судак - достаточная компенсация за забрызганную одежду.

     Многие при вываживании никогда не отходят назад, а в том случае, если на линии берега имеется даже самый небольшой уступ, оставаться на месте - это уже вынужденная необходимость. Подведенному вплотную к берегу судаку приподнимают над водой голову - в этот момент он обычно не пытается оказать сопротивление - и берут его рукой; леска должна постоянно быть натянутой.

     Брать судака удобнее всего за жаберную крышку: согнутым указательным пальцем изнутри, большим снаружи. У судака поверхность жаберных крышек мягкая и за нее, при небольшом навыке, можно надежно и безболезненно ухватиться. Главное - не засунуть указательный палец слишком глубоко, а также не напороться на имеющийся на краю крышки шип, иначе можно пораниться.

     Зарубежные рыболовы для того, чтобы брать руками крупного судака (и крупную рыбу вообще) используют кевларовые перчатки, которые позволяют не обращать внимания на зубы и колючки.

     В странах, где исповедуется принцип “catch and release”, запрещены багорики. Остается брать рыбу подсачеком или руками, и многие отдают предпочтение последнему способу, как наиболее безопасному для рыбы.

     В России запрета на багорики нет, поэтому мы имеем возможность выбора, где использовать подсак, где - багорик. Подсаком, вообще говоря, брать рыбу предпочтительней - это и проще, и она не травмируется. Однако береговая ловля, за редким исключением, сопряжена с передвижениями. Если вам попалась крупная рыба, а подсак лежит не под рукой, пусть даже в десяти метрах, то без посторонней помощи воспользоваться им будет очень затруднительно. Поэтому в береговой ловле спиннингистам подходит только подсачек с короткой ручкой, который подвешивается сзади на резинке и не мешает ловле; такими подсаками пользуются нахлыстовики.

     Ловля с лодки позволяет избежать неудобств, связанных с ношением подсака. Причем подсак может и должен быть достаточно больших габаритов.

     Не менее важна прочность подсака. Мы ведь охотимся не на карася, а на крупную, сильную рыбу. Летом 1996 года известный рыболов-спортсмен С. Радзишевский не сумел взять клыкастого килограммов на шесть-семь только лишь потому, что понадеялся на подсак, которым без приключений всегда брал более мелкую рыбу. Тот судак оставил от подсака рожки да ножки - будто это был марлевый сачок, каким детишки ловят бабочек!

     В прежние годы предъявлялось довольно жесткое требование к длине ручки подсака и багорика: она должна была быть достаточно длинной - тем длиннее, чем длиннее удилище. Удилища из применявшихся тогда материалов очень плохо выдерживали нагрузки, возникающие, когда леска и удилище образуют острый угол, то есть как раз в тот момент, когда коротким подсаком приходилось брать рыбу, подведенную длинным удилищем.

     Современные удилища имеют больший резерв безопасной деформации, что сделало операцию подсачивания и подбагривания более удобной. Теперь можно (ослабив все же предварительно фрикционный тормоз) брать рыбу коротким подсаком или даже руками при трехметровом удилище без угрозы его поломки, если рыба внезапно рванется. Я делал так много раз, и всегда все заканчивалось благополучно.

     Конечно, лучше, если брать рыбу приходится не в одиночку, а с помощником. Тогда нет необходимости отводить удилище назад: его можно расположить под оптимальным углом, чтобы оно максимально гасило рывки рыбы. Единственное, что надо иметь в виду: на роль помощника подходит не каждый случайно оказавшийся рядом человек. Неудачные действия ассистента могут свести на нет все ваши усилия.

     Однажды я наблюдал веселенькую сцену в исполнении двух рыболовов: один из них ловил спиннингом, а другой вызвался ему помочь вытащить судака килограмма на четыре весом. В результате на редкость безграмотных манипуляций одного и другого судак ушел, и дело закончилось взаимным мордобоем!

     При вываживании с помощником от обоих требуется не суетиться и не гоняться за рыбой. Подсачивать и подбагривать следует не в тот момент, когда рыба активно сопротивляется. Рыбу нужно заставить либо остановиться на месте в пределах досягаемости, либо спокойно проплыть вдоль берега или борта лодки.

     Подсачивать надежнее с головы, но если крючки расположены снаружи и могут зацепиться за сетку подсака около его края, это чревато потерей рыбы. Здесь лучше подсачивать с хвоста, приподняв немного голову рыбы над водой; подсак при этом должен быть достаточно объемным.

     Подбагривать рыбу можно различными способами - в зависимости от того, нужно ли ее после этого сохранять живой. Если нет - это можно сделать так, как удобнее: обычно сверху, примерно посередине тела рыбы, или снизу, в области живота.

     Летом, когда рыбу стараются как можно дольше продержать живой на кукане, этих двух способов лучше избегать, поскольку в первом случае часто повреждается позвоночник, а во втором - плавательный пузырь и другие органы брюшной полости, и рыба быстро засыпает. Меньше всего травмирует рыбу подбагривание в хвостовой части - у анального плавника, а также за нижнюю челюсть.

     Оба “летних” способа подбагривания требуют точности и хладнокровия, особенно подбагривание за челюсть. Зато наносимые рыбе повреждения сравнимы с повреждениями от застежек кукана - собственно, подбагренного за челюсть судака сажают на кукан за пробитое жалом багорика отверстие. Если такую рыбу отпустить, она вскоре забудет о пережитых ею неприятностях.

     Один тонкий момент: не забудьте об остроте жала багорика. Багорики отечественного производства изначально нуждаются в хорошей заточке, да и фирменные время от времени полезно подправлять. Затачивать жало следует по типу штыка - с тремя или четырьмя гранями.

     Недостаточно острое жало проскальзывает по твердой чешуе судака. Чтобы этого избежать, жало должно располагаться под некоторым углом в направлении к голове рыбы, но не наоборот.

     Из багориков нужно отдать предпочтение тем, у которых жало из тонкой проволоки - диаметром 3-4 мм. Багориком с толстым жалом не всегда удается пробить чешую - это, правда, больше касается рыбы с крупной чешуей сазан, жерех), но и судака тонким жалом подцепить проще.

rb